Размер шрифта
-+
Цвет сайта
Изображения
Вкл.Выкл.
×

Друзья!

Пожалуйста, ответьте на ряд несложных вопросов.
Ваше мнение очень важно для нас и позволит улучшить работу театра.

Насколько вы удовлетворены: (от 0 до 10):

Отправить

Фестиваль театров кукол "На островах чудес" представил спектакли "Черепаха" и "Синяя борода"

Невероятно разные спектакли из Москвы и Санкт-Петербурга объединяет любопытство. В одном случае оно дарит массу открытий, в другом и вовсе помогает выйти победителем.

"Черепаху" придумала создатель московского театра "Инсайд" Оксана Исаева, режиссер и актриса. Благодаря ей Сахалинский театр кукол уже прирос проектом "Чудо-день" в жанре бэби-театра, с которого начинается деликатное приобщение к Мельпомене. Точнее, здесь возрождают традиции детства, не испорченного компьютерной грамотностью, когда дети умели играть сами с собой и с любым предметом, который попадался на глаза, и пара стульев была нам каретой, а скатерть — парусом дальних странствий. Завоевать благожелательность микроскопической публики "Инсайда" непросто, все полчаса театрального действа она не отцепляется от маминых рук. Но в конечном счете любопытство превозмогает осторожность, ибо трудно устоять перед предложением махнуть в экзотическую Индию. В "Черепахе" Оксана воплотила мечту о стране, в которой, как ей кажется, она жила в прошлой жизни.

А началась индийская сказка с музыки, которая притянула не менее живописные образы и мысли. Если на сгиб руки положить круглую "пуговку" глюкофона, получится черепаха (музыку для таинственно звучащего инструмента написал Дмитрий Доринов), а если найти в доме "глазастый" веер, то и павлин. Легкими мазками из таких же очаровательно простых вещей создается мир Индии, куда ветер странствий заносит черепаху: горная гряда скручивается из многометрового коричневого полотна, языки бело-синего шелка шелестят волнами, из короба возникают птички и рыбки джунглей, льются заманчивые индийские танцы и мелодии. На глазах зрителей происходит сотворение мира, который становится их личным.

— Черепаха открыла для себя мир, а мир открылся для нее, — говорит Оксана Исаева.

В бэби-театре родители и дети, порой живущие отдельно в одной семье, становятся ближе. И тут можно сочинять так, как будто ничего еще не установлено и истины не прибиты гвоздями к земле. Пока взрослые щепетильно разглядывали мелкую, воробьиного размаха, птичку в руках Оксаны, малыш зрел в корень: "Это — орел!". А выйдя из зала, они будут возвращаться к судьбе черепахи, которая умела летать, плавать и петь. В разных городах на вопрос Оксаны "Что будет дальше с черепахой?" дети отвечают не задумываясь: уедет в Китай, выйдет замуж за павлина и даже станет (!) поваром… Сегодня театр рождается вместе с ребенком и учит его подзабытым навыкам, которые когда-то были присущи нам, как способность дышать. Потому как без воображения в дальнейшем у человека не получится создать разноцветный внутренний мир, "лазить в окна к любимым женщинам, делать большие и хорошие глупости"…

А Санкт-Петербургский государственный кукольный театр сказки у Московских ворот привез "Синюю бороду". С первой минуты "Синяя борода" в постановке худрука театра Игоря Игнатьева напоминает о прежнем детстве, котором было много фильмов-сказок, что начинались шуршанием страниц, а в финале на экран выплывали большие буквы "КОНЕЦ". Постановка решительно потрафит тем, кто любит, чтобы в сказках царь был настоящий, и яхонты-изумруды потолще, и замок маленький, но хороший, с удобным подземельем для злодейств (заслуга художницы Анны Игнатьевой). Спектакль весь пересыпан намеками на прекрасную Францию — в костюмах с буфами, песенках и даже в гриме цветов триколора Пятой республики.

 

 

 

 

А чтобы держать в узде внимание зрителей, хватает двух человек на сцене. Таких, как Валентин Морозов и Александр Дулесов, ибо не в числе сила, а в таланте. Выходят на арену рыжий и бело-голубой рыцари театра и давай с упоением нас пугать. Главный герой, барон с синей бородой до пят, чисто морской царь, и седьмая жена его, сообразительная блондинка Мари являются зрителям крохотными куклами, которые не мешают актерам блистать на сцене. А актеры гипнозом владеют, что ли, но только зрительный зал видит, сколь натурально любопытство грызет средневековую даму, как мышь сахар, и несется вслед за ними кругами по закоулкам замка, не забыв посчитать убиенных в бочке ("то ли шесть, то ли семь?"). Дверь зловеще поскрипывает, громадный сапог размера этак 65-го отдельно от барона лупит в дверь, ржавый замок повизгивает — махонький зритель подпрыгивает…

У Шарля Перро все сочинения невегетарианского толка — что Красная Шапочка, что Мальчик-с-пальчик. А уж история про барона, прикончившего зачем-то шесть жен подряд, кажется и вовсе недетской — ведь малышам до женитьбы и семейных передряг еще сто верст лесом. Но по факту мрачная страшилка с морем крови в театре кукол завернута в такие яркие фантики, что в итоге выходит забавный гимн во славу любопытной французской Варвары, которой чуть нос не оторвали вместе с жизнью. Не сдавайся никогда, и будет тебе жизнь и здоровье, свобода и богатство. Зрительницам, которых по статистике в зале большинство, близка мысль о том, что сделать по-своему для женщины поважнее злата-серебра и тряпок-шляпок.

Интересно, что "Синюю бороду" в театре играют два состава, причем второй дуэт — женский. Но, право слово, другую Мари уже не представишь, кроме как в исполнении заслуженного артиста России Валентина Морозова. Он ювелирно явил на сцене особенности общенационального характера женщины, которая свои недостатки обращает в достоинства: и хочется, и колется, и риск — благородное дело. И в конечном счете любопытство одолевает синее бородатое зло. Эту сказку играют с веселым ужасом уже двадцать лет, что трудно заподозрить, так она искрится шармом и свежим премьерным пылом. И каждый зритель считывает в ней свое. Театр — дело семейное, по крайней мере должен быть таковым в каждом своем деянии. У театра сказки это получается с отменным изяществом.

Марина Ильина

ИА Sakh.com

Фотообзор

× s