Размер шрифта
-+
Цвет сайта
Изображения
Вкл.Выкл.
Обычная версия
×

Друзья!

Пожалуйста, ответьте на ряд несложных вопросов.
Ваше мнение очень важно для нас и позволит улучшить работу театра.

Насколько вы удовлетворены: (от 0 до 10):

Отправить

«Счастливая история» и капустные пироги

Спектакль «Счастливая история» худрук Сахалинского театра кукол Антонина Добролюбова поставила пять лет назад. Так что сегодня в него влилась уже новая смена исполнителей. Зрительский интерес к трагикомическому коллажу по рассказам Чехова не ослабевает, постановка стабильно купается в аншлагах. «Счастливой истории» рукоплескали на международном театральном фестивале «Мелиховская весна» и фестивале искусств BITEI в Кишиневе, но все-таки главными зрителями спектакля, пронизанного тончайшей нежностью, остаются сахалинцы. Как-то вот Антонина Добролюбова умудрилась построить театральное повествование о вечных ценностях для людей всех возрастов и мироощущения, позволив насладиться юмором и светом чеховского слова. А из трагических историй несчастливого детства вывязывается деликатный разговор о том, как человеку оставаться человеком.

— Для каждого из нас Чехов — не просто писатель, но модель души. Обращаясь к его творчеству, мне хотелось поразмышлять о том, как надо правильно жить, что такое вообще наша жизнь. Это те вопросы, которые занимали и самого Чехова, — сказала режиссер.

В этом году специальной аудиторией спектакля стали участники ХХII Чеховских чтений, открывшихся в день рождения писателя — 29 января.

— Сахалинцы сделали отличный спектакль. Театральный коллаж, вобравший его рассказы, письма, союз кукол и артистов в качестве еще одного ключа к познанию Чехова вполне оправдан, — это мнение участника чтений, завкафедрой Уральского государственного педагогического университета Александра Кубасова. — В нем много интонаций, ведь Чехов не может быть одноцветным, но все-таки это оптимистическая история. Не могу не отметить великий плюс кукольников — великолепные речевые навыки актеров, чего иногда не встретишь в драматическом театре…

Литературно-художественный музей книги Чехова «Остров Сахалин» и Сахалинский театр кукол придумали на паях праздник в честь Антона Павловича. Обратившись к эпистолярному наследию, попытались реконструировать атмосферу его дня рождения, благодаря чему Чехов в свои 159 лет выглядел молодым и веселым. В самом деле великий писатель Чехов при всем том был и обычным человеком. Который не только творил, но и болел, писал письма, путешествовал, любил выпить и закусить, благо, кулинарное дело в семье было поставлено на должном уровне. Зрителям на выходе из зала давали рецепты вкусняшек с чеховского стола — царской пасхи или желе из слив, где старинные фунты, гарнцы и золотники гуманно переведены в граммы. А в театральном кафе пригласили попробовать «Именинный пирог» во славу героя дня.

Как отмечал день рождения Антон Павлович? Об этом рассказали актеры театра Марина Смирнова, Евгений Панихин, Владислав Рябцев, Людмила Иевлева, Олеся Смирнова. По этой теме в письмах, писанных совершенно неудобоваримым почерком, Чехов скрупулезно оставил немало информации. Где был в этот день, кто приходил в гости, что дарили. По возможности — непременно в семье и со сдобными пирогами с капустой. Именины в разные годы проходили по-всякому: то «прошли скучно, никого не было», то барыни и барышни, которых звали «антоновками», принесли и прислали много подарков, а в последний день рождения, который он отмечал представлением «Вишневого сада» на сцене МХАТа, «так чествовали, что до сих пор не могу отойти». Чего только ему не приносили в дар: ананасовое варенье, которое он не ел, крендель, подушку, промокательную бумагу, азалию, удочку, резную шкатулку (от Станиславского)…

Пользуясь тем, что собрались чеховеды со стажем (вплоть до 40-летнего), организаторы артистично, играючи — ибо профессия обязывает — протестировали любителей пирогов на знание его натуры и образа жизни. Но не на тех напали: исследователи собаку съели на биографии писателя. Для них не новость, что писатель, садясь за письменный стол, надевал бабочку, любил семечки, а мангусту, привезенную с Цейлона, за скверный характер в доме любовно называли Сволочью. Что не мог обойтись без прессы — «без газеты можно впасть в меланхолию и даже жениться». Хранил ресторанные счета. Зачем? «Мониторил свое финансовое состояние» — реплика апарт от Марины Маковецкой. Как практикующий врач не мог обойтись без кожаного саквояжа, да и приоритеты свои обозначил в четкой формуле: «Медицина — моя жена, а литература — любовница».

Чехов стал связующим звеном музея книги и театра кукол еще и потому, что нынешний директор театра Инга Костанова была инициатором краеведческих Чеховских чтений в 1997 году.

— Мы счастливые люди, потому что можем прикоснуться к его творчеству, он безграничен, необъятен, можно еще открывать и открывать Чехова, — сказала Инга Костанова. — Первые Чеховские чтения собрали только сахалинских участников, а сегодня они вышли на международный уровень. Опыт их проведения показал, что потребность говорить о Чехове не угасает, у сахалинских исследователей есть что сказать.

 

Марина Ильина

ИА Sakh.com

Фотообзор

× s