Размер шрифта
-+
Цвет сайта
Изображения
Вкл.Выкл.
Обычная версия
×

Друзья!

Пожалуйста, ответьте на ряд несложных вопросов.
Ваше мнение очень важно для нас и позволит улучшить работу театра.

Насколько вы удовлетворены: (от 0 до 10):

Отправить

"Золотая канитель"

На конкурсе "Золотая канитель" лучшей признана актриса Алла Кохан

В Южно-Сахалинске подвели итоги конкурса самостоятельных актерских работ имени Станиславского "Золотая канитель"

Под эгидой Союза театральных деятелей России и под разными названиями праздник актерской вольницы все годы проводился постоянно — в предчувствии 27 марта, отдавая дань профессиональной жадности и смелости, без которых актерское ремесло мертво. В этом конкурсе самая главная замануха — легкое дыхание на темных аллеях непознанного, солянка домашних радостей с далеко (или никуда не) идущими последствиями. Актер — явление многомерное, правда, театр его пользует не на полную катушку. Вас (актеров) много, я (театр) один. А тут будь собой, делай, что хочешь, и тебе за это ничего не будет, кроме мига оваций и тихого ликования в голосе председателя регионального отделения СТД, худрука Сахалинского театра кукол Антонины Добролюбовой, которая не делит ребят на своих и чужих. Все наши сахалинские люди, понаехавшие со всех сторон страны на ее край, — умнички, красивые, талантливые, неленивые и нетерпеливые.

Каждый раз, складывая мозаику конкурсной программы, СТД не знает, что получит на выходе. Каждый конкурс не похож на своего предшественника. Жаль, правда, что прошли времена, когда на эту сцену выходили артисты старшего возраста и приличного стажа, гонимые желанием сказать что-то большее, от себя. Это ни разу не брюзжание, но констатация факта: сегодня "Золотая канитель" представляет главным образом молодых, для кого профессия еще не стала рутиной (а в прежнее время давала слово и особо прытким студентам творческих колледжей).

Хорошая девушка Юлия на улице кукольников живет. "В ее театре слишком много театра", — заметил мой коллега насчет постановки "От бирки до бирки" (диплом за I место). Все так, но приземленности и не хочется. То ли фантазию, то ли сон актриса Сахалинского театра кукол Юлия Тронина поставила на троих — плюс коллеги Ксения Земская и Даниэль Черемных — и вместе с ними. "Очень люблю современную литературу, постоянно ее читаю", — и говорит о сокровенном с опорой не на уважаемых, но замшелых классиков, но словами поэтов Дмитрия Воденникова, Феликса Кривина, драматурга Ивана Вырыпаева:

— Мы, люди, все разные, но общее, что нас объединяет, — поиск. У каждого есть своя комната, своя история, но путь у нас один. А как мы его наполним, все зависит только от человека. Этюд мы сделали за короткий срок, но по глубине мысли, мне кажется, шагнули дальше, чем задумывали. Мы знаем, куда стремиться дальше в развитии, и надеемся показать наше сочинение как-нибудь на квартирнике. Так просто все это не оставим…

Босоногая троица раскручивала в горячечном черно-белом триединстве мыслей, слов и неровных штрихов на бумажных листах тему на века: как жизнь, закольцованную двумя бирками — на запястье младенца и на пальце ноги покойника, прожить со смыслом. Уже не важно — про что попытка спектакля, гораздо более — что они страстно стремятся говорить с современниками и ровесниками, и у них блестят глаза. Как они обжигали настоящим снегом, который вдруг высыпали на Ксению Земскую, и как лавой, кипящей под пеплом, вплавляли в сердце строки вечно юного Бориса Рыжего:

Мальчишкой в серой кепочке остаться,

самим собой, короче говоря.

Меж правдою и вымыслом слоняться

По облетевшим листьям сентября…

Юлия Тронина — ученица, а теперь и коллега по анивской школе искусств замечательного сахалинского режиссера Аллы Хуташкеевой, где преподает предметный театр и ставит на детей спектакли:

— Алла Афанасьевна, мой первый и самый лучший педагог, я училась у нее десять лет. Она заложила во мне фундамент, возвела стены, а окошки и крышу — уже сделали в институте…

Актерский "самострой" от Чехов-центра представили Алла Кохан и Анна Дрозд. Пьесу Александра Васильева "Соло для одинокого сердца", которая приглянулась романтическим названием, поставила на коллегу актриса Чехов-центра Анна Дрозд. Моноспектакль в два цвета времени — черный и красный — анонсировался кокетливо ("сегодня будет очень скучно!"), но Алла Кохан со вкусом и вызовом проживает сто лет одиночества женщины среди своих мужчин (из семи героев пьесы в эскизе уцелело три, молчаливо присутствуя пиджаками на вешалке). В искусственно посеребренной седине она "похожа на Марину Неелову", как шепчет сверху кто-то из зрителей, раздваивается — играет финал жизни с надтреснутым голосом и ковыляющей походкой, через которые упорно прорываются неоспоримые преимущества молодости. Начав рассказывать историю любви, о том, как важно быть собой, слушать голос сердца и следовать ему, не удержалась чуточку переставить акценты. И история постаревшей женщины, ведущей на закате дня ревизию своим житейским победам и поражениям, выходит на срез судьбы актрисы. Отсюда проистекла профессиональная магия "солистки" и повышенная патетика. "Когда я была маленькой, я любила всех — маму, папу, мокрые деревья, асфальт…". Алла Кохан получила главную награду СТД — творческую командировку в Москву в апреле на фестиваль "Золотая Маска".

Исповедь, подлинная чересчур, — до неуютности, потому что к такому регистру искренности в публичном пространстве мы, честно говоря, не привычные. Потому как актер не играл ни секунды. Как ее, эту собственную жизнь, ставшую по наитию драматургией, играть? "Папа" Романа Мамонтова (II место, номинация "Моя жизнь в искусстве"). Этюд вылепил по воспоминаниям, которых нет. У Романа Евгеньевича про Евгения Валерьевича осталась только записанная хорошая песня из легендарного фильма Приемыхова "Пацаны" на магнитофонной пленке. Но тающий след памяти он наполнил живой эмоцией — про то, что нужные слова папа вовремя говорил/мог говорить, поддержать и пристыдить, а значит — он продолжает быть частью твоей взрослой жизни. И вот не хочется лепить банальности про "все трещины мира проходят через сердце поэта", даже если это и так. Просто хочется молчать, прислушиваясь, как пронзительно резонирует в тебе брошенный со сцены личный обычный драматичный текст.

Чехов-центр и театр кукол сошлись в милой шутке-семиминутке с громким названием "Шекспир". На той самой сцене где идет, вышибая лирическую слезу, кукольно-человеческая трагедия "Ромео и Джульетта", Влад Рябцев и Евгений Панихин при посредничестве Сергея Сергеева развенчивали миф о раздоре между Капулетти и Монтекки. "Какого черта нам это надо?" — укоризненно вопрошали Шекспира Ромео и Тибальд, лениво скрещивая клинки. Но великая пьеса написана, актеры — заложники мифа, пойдем, брат, играть дальше, и мы не скажем зрителям, как надоело быть врагами (приз в номинации "Открытие года — 2019"). И можно порадоваться, что в Чехов-центре прибыло полку хороших голосов с Анной Дрозд (приз зрительских симпатий за музыкальную композицию "Летний дождь") и начинающих мастеров художественного прочтения классики в комических тонах — с Никитой Скавышем (III место за "Драму" Чехова).

В этом году активность конкурсантов из Чехов-центра уравнялась с кукольниками. Не случись новейшего кадрового пополнения Чехов-центра, которое отсчитывает свой первый сезон, "Золотая канитель" если бы и состоялась, была бы в разы короче, поставив под сомнение конкурентоспособность конкурса. Впрочем, соперничество — дело десятое, потому как амплитуда театральных подходов к самотворчеству очень велика. И сравнивать представленные номера столь же уместно, как теплое с мягким или зеленое с квадратным, глобальное с повседневным. Главное — они сказали, что хотели, показали себя с лучшей стороны, даруя надежду, что этих сторон в них неисчислимо много, а театры дадут им красную дорожку и зеленый свет.

В отличие от прошлых лет церемония награждения победителей состоялась не как обычно, в театре, а в уютном пространстве Senso Music Bar. А было бы еще лучше проводить их в собственном Доме актера, на что региональным законодателям театралы постоянно намекают и напоминают и, кажется, добились понимания в этом вопросе. Сахалинское — самое малочисленное из региональных отделений СТД в России, тем не менее живущее очень насыщенно. И зритель жаждет общения в неформальной обстановке со своими любимчиками почаще, и прекрасным фантазиям и славным безумствам в честь Мельпомены нужна собственная крыша над головой.

— Вероятно, в связи с тем, что нынешний год посвящен нашей профессии, уровень конкурса нас особо порадовал, — сказала председатель регионального отделения Союза театральных деятелей России Антонина Добролюбова. — "Золотая канитель — 2019" открыла нам яркие и неожиданные достоинства ребят, которые можно пропустить в повседневной жизни. Это удивительное богатство — как они внутренне наполнены, как открыты для разговора со зрителем. И очень приятно, что у нас, у театров, оказалось много друзей и партнеров, которые помогли поощрить наших конкурсантов. Надеюсь, в следующем году 65-летие СТД мы отметим гала-концертом. Так что можете начинать готовиться к конкурсу уже сейчас.

 

Марина Ильина

ИА Sakh.com

× s